Эксперт-международник Илия Куса: Украина не может решить все задачи, двигаясь только по западному вектору — Новости на KP.UA

Эксперт-международник Илия Куса: Украина не может решить все задачи, двигаясь только по западному вектору. Нужно искать новые пути

Валерия ЧЕПУРКО

18 октября 07:00

Эксперт-международник Илия Куса: Украина не может решить все задачи, двигаясь только по западному вектору. Нужно искать новые пути
Фото: ФБ Илии Кусы

По итогам саммита Украина — ЕС подписаны важные соглашения, сделаны оптимистичные заявления, даны большие обещания. Собственно, как после каждого международного форума. Сначала кажется, что мы уже прорвались в большой цивилизованный мир, но потом оказывается, что все еще продолжаем топтаться где-то рядом.

О том, как складываются наши отношения с разными странами, об особенностях украинской дипломатии, ее промахах и возможных перспективах «КП в Украине» беседует с экспертом по международной политике Украинского института будущего Илией Кусой.

И туда не берут, и сюда не пускают

- Илия, когда Украина получила безвиз, казалось, что мы одной ногой в Евросоюзе. Но по факту нас не пускают дальше порога. Что не так с нашими западными партнерами?

- С нашими партнерами  как раз все так. Просто они пока не готовы принимать к себе Украину и даже те страны, которые являются официальными кандидатами в ЕС, например из Балканского региона. Часть государств Евросоюза опасаются, что будет поток трудовых мигрантов, часть считает, что для расширения ЕС еще не пришло время.

И Украина не готова вступать в Евросоюз. Мы не выполнили много требований, чтобы соответствовать его критериям. В частности, судебная система не в том состоянии, которое приемлют западные партнеры, уровень коррупции слишком высокий. С таким не возьмут, и это не секрет, об этом давно говорят.

Часть государств Евросоюза опасаются, что будет поток трудовых мигрантов, часть считает, что для расширения ЕС еще не пришло время.

- Тот же вопрос по НАТО. Но здесь мы более настойчивы. Чуть ли ногами не топаем. Вот недавно вице-премьер по интеграции Ольга Стефанишина заявила, что украинская власть требует от НАТО стратегической ясности относительно перспектив.

- По НАТО та же история, только критерии другие. Есть внутренние препятствия, связанные с внедрением в Украине стандартов Альянса. Это касается не только Вооруженных сил, но и эффективности политических и социальных институтов. Есть внешние — часть стран НАТО не готова принимать Украину в свои ряды потому, что на нашей территории идет вооруженный конфликт. Они считают, что присоединение Украины к НАТО будет воспринято Россией как провокация, и не хотят конфронтации.

Не поражение, но смысловой застой

- В своей последней статье вы написали достаточно жестко: внешняя политика Украины зашла в стратегический тупик. Что имелось в виду?

- Тупиком я называю не поражение, а смысловой и идейный застой. Мы топчемся на месте, не двигаемся вперед. Отношения со многими странами находятся на довольно низком уровне. Речь о частоте, динамике политических контактов, двусторонних проектах. С государствами, где у нас стабильные отношения, развивается только точечное сотрудничество. Когда есть, что развивать.

Мы не смогли интегрироваться в ситуативные союзы между разными странами и выйти на новые рынки сбыта. Остаемся привязанными к западному вектору, который, как показал этот год, не обещает нам всего, чего хотим. Украина не может решить все свои стратегические задачи, двигаясь только в одном направлении. Необходимо искать пути.

- Начиная с 2014 года наши взоры и чаяния устремлены на Америку. Это оправдано?

- Наши отношения с США  основываются на трех позициях. Первая — это безопасность: поставки летального и не летального оружия, ежегодная военно-финансовая помощь. Вторая — солидарная политическая позиция по вопросу конфликта с Россией. И третья — военно-промышленное сотрудничество. Оно пока очень ограничено, говорить о больших двусторонних проектах нельзя. Но мы пытаемся выйти на уровень, чтобы добиться от Штатов передачи хоть каких-то военных технологий, на которых сможем поднять свой уровень обороноспособности.

Вот в принципе вся суть украино-американских отношений. Дальше они не развиваются и, на мой взгляд, не могут развиваться. Страны очень разные, абсолютно не равномерные. Мы далеки географически, что тоже играет роль. И мы не являемся одним из самых приоритетных вопросов для американской внешней политики. Эту реальность нужно понять, принять и учиться решать задачи, где нам не помогут Штаты, на уровне контактов с другими странами.

Нужен нам берег турецкий!

- Допустим, решать задачи с помощью Германии? Вы писали, что Америка назначила ее как бы куратором Украины.

- Америка вернулась к модели, которая существовала при Обаме: европейским союзникам предоставляется первенство в вопросах, которые касаются Украины, поскольку это вопросы в первую очередь европейской безопасности. А потом уже американской. Байден вернулся к этой схеме, передав часть ответственности за украинские направления Германии как уже существующему посреднику в вопросах урегулирования конфликта с Россией.

Германия является отдельным игроком и отдельным партнером во внешней политике Украины. Это центр влияния, с которым мы должны сотрудничать.

Но Германия тоже не может восполнить все наши потребности. Например, в вопросах продвижения внешней торговли. Западный вектор не является залогом того, что мы нарастим свой сбыт. Наши товары не конкурентные в ЕС. Расширить рынок мы можем за счет тех стран, с которыми находимся на плюс-минус одинаковом уровне развития. Это Турция, страны Африки, Ближнего Востока.

- С Турцией у нас будто бы все в порядке.

- Турция для Украины является альтернативным партнером в области оборонного сотрудничества. Это производство беспилотников, турецких авиадвигателей, которое налаживается. Взаимные курсы подготовки специалистов, строительство корветов, которое Турция со временем собирается перевести на территорию Украины.

В сфере военно-промышленного комплекса Турция своего рода отдушина, потому что Запад не спешит делиться с нами своими технологиями. Хороший пример того, как нужно ориентироваться по другим национальным потребностям, которые не можем восполнить на Западе.

Ссориться с соседями нельзя

- Запад — он разный, далекий и близкий. Как складываются отношения с пограничными соседями — Венгрией, Польшей, Чехией?

- К сожалению, непросто. В некоторые случаях, как с Польшей и Венгрией, доходит до взаимных споров. В основном это трактование определенных страниц истории и политика национальной памяти. С Венгрией еще есть проблема защиты прав венгероязычного меньшинства в Закарпатье.

Ближайшие соседи интересны в первую очередь расширением логистических связей, которые увеличат грузо- и товаропотоки.

Ближайшие соседи интересны в первую очередь расширением логистических связей, которые увеличат грузо- и товаропотоки. Нужны также совместные проекты в области инфраструктуры, пограничной безопасности, борьбы с контрабандой, которая для нас и соседних стран является огромной проблемой. И конечно же, взаимная торговля.

Ближайшие соседи должны быть нашими первыми партнерами и приоритетом внешней политики хотя бы потому, что это логично. Любые разногласия необходимо урегулировать, даже если для этого придется идти на взаимные уступки. Мы не можем позволить себе конфликт еще и на западных границах. Стратегически это проигрыш. И это уже показала ситуация с заключением долгосрочного контракта между Венгрией и российским «Газпромом».

Президенты договорились, бюрократы профукали

- Не совсем понятны отношения со странами Балтии. Они нас понимают, поддерживают, но также ощущение, что все это происходит на чисто моральном уровне. А когда до дела… Вот недавно теперь уже экс-президент Эстонии Керсти Кальюлайд заявляла, что Украине не вступить в ЕС раньше 2040 года.

- Она сказала то, о чем в Евросоюзе говорят давно. Прямо ответила на вопросы, которые жестко ставил Зеленский весной этого года. И хорошо, что ответила. Побольше нужно таких ответов, чтобы в Украине стали понимать, что происходит, и осознали, что не нужно делать из этого трагедии. До 40-го, так до 40-го. Есть над чем работать.

С Балтией и многими подобными государствами проблема состоит в том, что наше сотрудничество действительно заканчивается на морально-политическом уровне. Есть хорошие декларации, заявления, но в большинстве своем они не выходят в практическую плоскость. Не трансформируются в открытие совместных проектов, производств, увеличение товарооборота, создание новых форматов диалогов.

Это как наша проблема, так и проблема той стороны. Во многом она связана со слабой системой госуправления. Одно дело президенты встретились — подали руки, подписали намерения. А реализация должна происходить на уровне средней бюрократии. 

Заявить бы в Азии о себе

- У света четыре стороны. Что если с Запада посмотреть на Восток? На что мы можем рассчитывать в отношениях, например, с Поднебесной? Опять же вы писали, что сейчас Америка видит Китай своим главным соперником.

- Да, Штаты сейчас нацелены на соперничество с Китаем куда больше, чем с Россией. И мы попали в ситуацию разрыва. Для нас Китай один из крупнейших торговых партнеров. Мы не можем позволить себе его потерять даже в угоду Америке. Потому что нет возможности переориентировать все потоки в другом направлении. Такого направления пока нет.

Китай и смежные с ним страны в Восточной и Юго-Восточной Азии — это возможность получить новейшие технологии.

Китай и смежные с ним страны в Восточной и Юго-Восточной Азии — это возможность получить новейшие технологии. Начиная от IТ до технологий «умных городов», которые внедряют в Корее, Вьетнаме, Японии. Еще есть Сингапур — мировой лидер по финансовым технологиям.

Также нужно помнить, что страны Азии — это огромный рынок сбыта. Там постоянно растет население, а вместе с тем и спрос фактически на все товары, в том числе украинскую продукцию.

- Если они в нас заинтересованы, почему не делают первые шаги? Или мы должны их делать?

- Шаги с их стороны есть. В Украине работают японские, корейские компании. Сейчас, насколько мне известно, пытаются зайти индонезийские. Тут наша задача обеспечить им хорошие условия.

Но это точечное сотрудничество. Чтобы выйти на большие рынки Азии, Украина должна заявить о себе. Многие страны даже не знают, что происходит у нас, в чем наша уникальность, где искать интерес для сотрудничества. Вот это задача МИДа, правительства и президента лично, так как он является лицом государства. А Владимир Зеленский еще ни разу не ездил в Азию, хотя такое турне в ОП анонсировали.

Зачем Украине Африка?

- В Африке об Украине тоже знают не много. Ну разве по туристическим линиям или студенты приезжают к нам учиться.

- В Африке действительно не хватает информационно-медийного присутствия Украины. А у нас не хватает экспертного анализа по Африке, специалистов по этому региону фактически нет. Тем не менее в практическом плане Африка — это уже 5 миллиардов нашей торговли. Совсем не плохо. И если идет такое развитие товарооборота, надо тянуть за собой политические контакты. А вот этого мы, к сожалению, не делаем.

- Что нам может дать политика на африканском континенте?

- Во-первых, любые политические контакты помогают защищать наш бизнес, если появится такая необходимость. Во-вторых, это влияние. Мы можем наладить контакты с определенной частью элит и продвигать через них выгодные нам проекты. Кроме того, политика — это позиционирование Украины в мире.

Нет амбиций на Ближнем Востоке

- В феврале Владимир Зеленский назвал Арабские Эмираты одним из ключевых партнеров Украины. Это так?

- Действительно, одним из положительных достижений Зеленского и его команды является то, что они сумели выйти на частый политический диалог с эмиратской верхушкой. У нас развивается оборонное сотрудничество, растет товарооборот, который составил почти 1,5 миллиарда долларов. Это хорошо. Но есть другая проблема: нам нечего предложить Эмиратам для расширения сотрудничества.

Наш экспорт в ОАЭ — зерно, руда, черные металлы. Чтобы перевести его в более комплексные и глубокие отношения, нужно предлагать что-то новое. Потому что Украина и Эмираты находятся на разных уровнях развития, нас здорово обогнали. Проблема будет существовать до тех пор, пока в Украине не займутся усложнением экономики. В настоящее же время отношения Украины с Эмиратами достигли потолка. И наши интересы ограничиваются сохранением таких позиций. Не развитием. У нас нет амбиций на Ближнем Востоке. Есть попытка понравиться, казаться хорошими, есть заявления о меморандумах, но не более.

Элиты слишком зациклены на себе

- Что вы скажете о бывших странах СНГ — Казахстане, Узбекистане, Грузии?

- В Центральной Азии и на Кавказе у нас были и, наверное, остались хорошие наработки в области энергетики. В частности, импорт нефти, добытой на территории Казахстана, через грузинские порты.

Если после Карабахской войны будут открыты торговые пути, которые сейчас заблокированы, то актуальность подключения к логистическим коридорам через Кавказ и Черное море сильно возрастет. Но опять же все зависит от нас, нашего умения видеть тренды, анализировать, выходить с предложениями и своими условиями.

В свое время по причине отсутствия видения, чего же мы хотим, не заработала такая организация, как ГУАМ (Организация за демократию и экономическое развитие: региональное объединение Грузии, Украины, Азербайджана и Молдовы. — Ред.). Точнее, она заработала как противовес российского СНГ, но остановилась. Потому что стратегическую цель никто не поставил и не реализовывал.

- Почему происходит то, о чем мы говорим: там не дотянули, тут не додружили, не доделали… У нас слабая дипломатия?

- Я так не считаю. Знаю много очень толковых людей, которые работают в МИДе или посольствах. Дело не в них. Первая проблема — это неэффективная государственная служба в целом. Она создает атмосферу, в которой человеку трудно свободно и всесторонне развиваться. Вторая заключается в системе образования. Ни в школе, ни в вузах людей не учат мыслить на большую перспективу.

Третья — у нас не определены до конца национальные интересы. А там, где якобы определены, государственный интерес часто подменяется интересом политической группы, которая находится при власти.

Четвертая проблема состоит в том, что у нас реально мало хороших специалистов, а тем более знающих разные языки мира.

И пятая — украинские политические элиты слишком зациклены на себе. Они не мыслят глобально. Это можно объяснить многовековой несамостоятельностью государства, но факт остается фактом. Многие политики вообще руководствуются электоральными интересами — что будет с рейтингами завтра, а не тем, что надо решать вопросы, которые принесут дивиденды через несколько лет и не им лично, а всей стране.

Дипломаты — это продукт системы, продукт политической среды.

Илия Куса
Илия Куса

Досье КП

По образованию Илия Куса аналитик-международник. Обучался в Институте международных отношений по специальности «Международная информация». Работал журналистом, редактором международных новостей, переводчиком.

Владеет английским и арабским языками. Автор ряда аналитических публикаций в различных изданиях. Сфера интересов: геополитика, международная безопасность, борьба с терроризмом, Ближний Восток, внешняя политика.

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.